Г. Ф. Артамонов: «Космонавтика летит вперёд»!

Г. Ф. Артамонов: «Космонавтика летит вперёд»!


29.03.2013



Космонавтика летит вперед, но никто не идет в космонавты!

Дорогие друзья-маёвцы!

Настал еще один знаменательный день в эре пилотируемой космонавтики. Наш маёвец, Павел Виноградов, в качестве командира корабля «Союз ТМА-08М» добрался до пункта назначения — Международную космическую станцию — за рекордное время. Полет занял всего шесть часов, вместо обычных двух суток.

Впервые подлет к МКС был осуществлен по короткой схеме полета. Корабль совершил всего четыре витка вокруг Земли, тогда как обычно их делается 30. Время полета сократилось более чем в восемь раз. На борту находится экипаж 35/36-й экспедиции МКС в составе командира — космонавта Роскосмоса Павла Виноградова и бортинженеров — Александра Мисуркина (Роскосмос) и Кристофера Кэссиди (NASA). Космонавтам за 168 суток полета предстоит программа из 42 научных экспериментов, нескольких выходов в открытый космос, также разгрузка четыре российских грузовиков «Прогресс» и европейского транспортного корабля ATV-4. Пожелаем же им удачи и здоровья для успешного возвращения на Землю.

Однако, за такими радостными для нас фактами руководителям страны стоит задуматься над кадровым вопросом отряда космонавтов. Маёвец Павел Виноградов, участник двух космических полетов, уже имеет суммарный космический налет 380 суток, шесть выходов в открытый космос (31 час 41 минута) и отметит в августе этого года 60-летний юбилей. Это и хорошо и плохо. Отлично, что есть еще на Руси «псевдопенсионеры», которые могут дать фору любому из молодых, подтвердив свой опыт, знания и что немаловажно здоровье таким полетом. Но почему так увеличивается возраст действующих космонавтов от года к году? Нет-нет, я не сравниваю нынешних космонавтов с первооткрывателями космоса Гагариным и Титовы, которым было по 27- 28 лет. Я переживаю за НЕПРИСТИЖНОСТЬ профессии космонавта сейчас у нас в стране. Еще 40 лет назад такого и представить было невозможно. Почему?

Глядя на наших отцов и дедов, которые первыми в мире запускали космические корабли, создавали самую совершенную в мире военную технику и современные технологии, может показаться, что научный потенциал в России еще существует. На самом деле это далеко не так. «За РОССИЮ и НАУКУ!» тосты поднимают уцелевшие 50-70-летние сограждане, горестно пытаясь вспомнить, как называется «бизнес-центр», который теперь находится в здании их родного НИИ или бывшего «почтового ящика».

У нас образовалась огромная двадцатилетняя лагуна между «старыми учеными», которые так и не смогли оставить последователей в силу разрухи всего научного потенциала, который мы получили после распада СССР, и ЕГЭ-школьниками, мечтой которых является кручение вентиля на буровых Газпрома, кресло чиновника, где можно получать взятки, или белая рубашка менеджера банка или инвестиционной компании. Космонавтом, увы, уже не хочет быть никто. Это нецелесообразно, опасно и мало оплачиваемо.

Единственное утешение — что наши отцы и деды строили прочно и на века, так что нам некоторое время удастся протянуть на остатках той промышленности, которая еще уцелела. Правда, пессимисты утверждают, что недолго, ибо до смерти последнего дяди Васи, который еще понимает, как работают эти станки-монстры, осталось лет пятнадцать, не более.

Что же в реальности? Ответ на это можно найти в любой телепередаче, где президент или премьер то и дело открывают очередное отверточное производство и со слезами умиления смотрят, как на месте, где еще полтора года назад был пустырь, возник очередной сборочный цех, с конвейера которого скатывается очередная иномарка или стиральная машина. Немногочисленные бодрые рабочие в чистых фирменных спецовках маются от безделья на заднем плане, ибо производство настолько роботизировано, что им в лучшем случае доверяют упаковку и утилизацию упаковочных материалов от импортных запчастей и простейшие погрузочно-разгрузочные работы. Здесь труд аборигенов обходится дешевле роботов. Вторая часть персонала представляет собой охранную структуру, которая бдительно следит как за рабочими, так и за местными жителями. Чтоб не сожгли и не «уворовали». Ибо от строительства таких заводов квалифицированных инженеров и рабочих не прибавляется. Есть только рабочие места.

Есть и другие примеры. Вспомним попытку создания российского пассажирского самолета. Из основных авиационных КБ согнали уцелевших авиаспециалистов и «скрестили» их с западными фирмами. Пока что дорогущее дитя разных родителей под названием «Сухой СуперДжет» смогло только подняться в воздух и даже поучаствовать в паре-тройке выставок, но вот возить пассажиров еще так и не начало после известной аварии в Индонезии. И так далее, и тому подобное.

Купленные инновации

Поэтому родное правительство в неуклонной заботе о нашем народе наконец-то поняло, что мертвую науку не воскресишь, а из детей алкоголиков и тунеядцев ученых вырастишь не скоро, и вспомнило, что есть такое слово — инновации. О, как!

Что же это означает? А очень просто. Мы сразу отказываемся от иллюзий, что умеем что-либо делать, и спокойно покупаем готовые западные технологии, и уже на их основе продолжаем производить различные механизмы, столь необходимые нашей стране. Ну, а для производства ширпотреба у нас существуют Китай, Индия и Таиланд, которые обеспечат нас столь необходимыми велосипедами, синтетическими куртками, швейными машинками. И даже достаточно неплохими автомобилями, тракторами и автобусами.

Нефти и газа хочется всем. Что же касается Тольятти с его вечным недоимщиком «АвтоВАЗом» и прочих городов, где производство еще является градообразующим, то надо немного подождать, пока основная масса населения сама вымрет, а остальных нанять в уборщики и охранники нового роботизированного завода, за пару лет слепленного для нас какой-нибудь западной фирмой. Бизнес есть бизнес. В конце концов, живут же так Таиланд и Камбоджа, Вьетнам и Буркина-Фасо. А мы чем от них отличаемся? Мы тщательно скрываем, что даже по уровню коррупции находимся на одинаковых позициях с этими странами.

Ну, а что же новое поколение? Гм, тут как раз и незадача. Но ничего. Интернет позволяет путешествовать, не выходя из дома, а построить Макдональдс и пару 3D кинотеатров для развлечения местного плебса — вообще не проблема.

Что же такое Сколково?

На самом деле, это абсолютно неважно. Будет ли это научным гетто или оазисом под патронажем западных фирм, как в Сингапуре, в который только никого не будут пускать, — вряд ли оно станет интеллектуальным центром, решения которого потом растиражируют по всей стране. Дело в том, что к традиционной науке Сколково не будет иметь ни малейшего отношения. Зато бизнес там виден без бинокля.

Есть все основания полагать, что в области ширпотреба (в самом хорошем понимании) у России вообще нет традиций качественного производства. Поезд уже ушел — мы переходим от индустриальной экономики к постиндустриальной, и пытаться воспроизвести старые уклады бессмысленно. Конкурировать с китайцами в массовом производстве не получится, это то же самое, что пытаться наладить производство карет. Крайне низкомаржинальное производство, оно выгодно только в большом масштабе, и нам уже здесь делать нечего.

Еще одна из проблем — отсутствие квалифицированных российских экспертов в области науки. До окончательного физического вымирания российских ученых надо успеть сделать хоть что-нибудь. Министр Ливанов на днях выступил против РАНа, так ему академики тут же устроили «темную». Поэтому государство и торопится. По сути, Сколково — это последний шанс попытаться начать восстановление российской науки. Не с ЕГЭ, ни со школ, ни с ВУЗов, а сразу с наукограда! А Зеленоград, академгородок в Новосибирске и другие известные научные центры уже никак нельзя задействовать? Есть в Правительстве мнение, что проще строить новое, чем перестраивать и латать старое.

Сразу в этом деле очень смущает тот пестрый состав наблюдателей и попечителей, которые будут этим заниматься. Очень много их, и разнообразны их интересы. Большинство — просто везунчики, которым хватило хитрости и изворотливости не разделить одни нары с Михаилом Ходорковским, ибо их деньги, прежде всего, сделаны на тотальном ограблении собственного народа и присвоении себе результатов труда предыдущих поколений. Вот и Вексельберг со своими яйцами (Фаберже) успел подсуетиться и получить подряд от Президента на строительство инновационного центра (ох как звучит!) в Сколково. Ну, а для россиян, чтобы чего плохого не подумали про новый распил сам Президент России Дмитрий Медведев (на то время) решил лично возглавить попечительский совет инновационного центра «Сколково». Приятно, что у Президента, а теперь Премьера в перерывах между управлением государством, появилось новое хобби. Как же все это примитивно и прозаично.

Через два-три года максимум мы все точно не узнаем, начало получаться или нет. Но ведь это будет потом... Вполне возможно, что ставка на молодых прагматичных ученых может и оправдаться. Только вот кто построит там лаборатории, оборудованные по последнему слову науки и техники, испытательные полигоны и реакторы? Америка странам третьего мира такое оборудование не поставляет, а наше, российское, кто сделает? Может те учредители и спонсоры технограда (иннограда), которые там заявлены? А они то их откуда возьмут? Из своих офисов, банков, акций? Подобные технологии туземцам не поставляются, а врагам особенно.

Пока у нас на боевом дежурстве стоят протекающие окислителем, с дважды продленным сроком использования, но еще боеспособные королевские и янгелевские ракеты с ядерными боеголовками, нас будут бояться и даже немного считаться с нами. Но только до тех пор, покуда вся обороноспособность нашей страны окончательно не развалится. А пока возврат из капитального ремонта десятка СУ-27 у нас именуется «капитальной модернизацией ВВС страны», а еженедельный «проворот механизмов» крейсеров, стоящих у причалов, — плановыми учениями.

Дойдут ли деньги?

Банкиры и коррумпированная власть уже почти превратили Россию в страну третьего мира. И этот факт необходимо признать, дабы избежать самообмана. У нас не осталось практически никаких собственных действительно высокотехнологичных производств и особенно производств полного цикла. Наши металлургические комбинаты способны выпускать достаточно плохой металл, из которого делают рельсы для железных дорог общего назначения (рельсы для «Сапсана», мы, например, закупили в Японии), оцинкованное кровельное железо и трубы. Остальное — это примитивные полуфабрикаты из черных металлов. Даже металл для автомобилей выгоднее закупать за рубежом, иначе на сварочном производстве кузовов идет один брак. Лишь Красноярск-26 выдает на гора еще современные спутники и космические антенны на российской элементной базе. Выжить ему помогло разрешение на продажу своих изделий за рубеж. Да М.Погосян с РСК «МиГ» пытается предложить самолеты пятого поколения. Это одни из последних бастионов наукоемкого производства.

В общем, ширпотреб на уровне черных металлов и удобрений у нас еще производится, а вот шелковые ткани уже нет. Больше нет российских фотоаппаратов, музыкальных центров, велосипедов, телефонов и телевизоров Не говоря о компьютерах, автомобилях и программном обеспечении. Нет, последнее есть, но только для внутреннего употребления (антивирус Евгения Касперского и переводчик Давида Яна лишь исключение). И несмотря на обильные урожаи зерна, которые негде хранить, пшеницы твердых сортов, у нас тоже нет. О, как!

Тем не менее, о деньгах. То, что государство выделяет на Сколково — это сущие копейки в рамках России (чуть меньше чем на космическую программу). За шесть лет Сколково получит из бюджета 100 млрд рублей, из них в 2011 году — 15 млрд. Знаете, что этой годовой суммы не хватит даже на строительство одного километра четвертого транспортного кольца Москвы?

Остальное «добровольно» даст крупный бизнес, в интересах которого не портить отношения с властью. Следует также понимать, что деньги и ресурсы — это вовсе не одно и то же. Государство должно инвестировать эти «цветные резаные бумажки» в какие-либо проекты, особенно если эти проекты реализуются на внутреннем рынке.

Есть подозрение, что Сколково — это эксперимент и прототип возможного будущего направления развития науки в России с чистого листа. Вспомним Большой театр. В XIX веке он был построен меньше чем за четыре года, при этом железобетона, подъемных кранов, самосвалов и современных материалов тогда не существовало и в помине. А его реконструкция идет уже 6 лет, съела около миллиарда долларов и сколько еще продлится — неизвестно.

Строить с нуля — в разы быстрее и эффективнее. Другое дело, что это Россия, и правило «воруют», еще никто не отменял. Поэтому реальные затраты будут, конечно, больше, чем честная себестоимость. Но на данном этапе это не страшно. Ведь несмотря на тотальное воровство, доходят же какие-то деньги до Сочи — столицы первой в мире зимней Олимпиады в субтропиках. Так и со Сколково. Деньги должны дойти, особенно если обложенный данью бизнес будет контролировать их целевое использование, что, собственно говоря, в интересах самого бизнеса.

Сколково и образование в стране

Конечно, хотя руководитель иннограда, нобелевский лауреат, академик Жорес Алфёров и сравнивает эту затею с атомным проектом, но, в то же время, отмечает, что в отличие от самого атомного проекта, Сколково не решает вопрос об образовании в стране в целом. И это очень печально.

Скорее всего, инноград на самом деле очень быстро выродится в расширенные представительства западных промышленных и научных гигантов, где на западные корпорации будут работать молодые российские ученые. Причем понятно, что любая действительно современная технология является технологией двойного назначения, то есть военной. Но таких технологий в Сколково не будет. Российским ученым будет позволено работать над совершенствованием фановых систем туалетов самолетов «Боинг», созданием титановых баков для американских бомбардировщиков, которые и будут впоследствии производиться из российского титана, и т.п. Дело в том, что наука — штука очень небыстрая, и с экономической точки зрения весьма и весьма поздноокупаемая. Если окупаемая вообще.

Станет ли «Сколково» всероссийским научно-техническим университетом? Конечно, нет. По всей России к тому времени вряд ли наберется ученых хотя бы на 5-6 кафедр мирового уровня. Что же касается денег, то сейчас они размазываются по всем федеральным университетам, по всей стране. В общем, как и многие другие инвестиции в образование.

Чтобы как-то опровергнуть «неоспримый» для власти факт, что в России наверняка производство может быть дешевле, чем в Юго-Восточной Азии, приведу два факта.

  • По открытым данным Минтопэнерго России за 2011г. у нас в стране только условного топлива на человека уходило до четырех тонн в год, а это больше чем годовая зарплата китайского рабочего.
  • Прицелы ночного видения, произведенные в России (в Москве и Новосибирске, торговые марки Didal и СОТ) закупаются американцами, после чего они вставляют в их свой электроно-оптический преобразователь — что-то вроде sim-карты для телефонов, без смущения меняют название на D-760 и MARS X6, оснащают ими спецназ с полицией, продают по конкурсу в войска НАТО и запрещают к вывозу из США частным лицам. А вот цена эти наших прицелов после американского тьюнинга аж 2-3 раза меньше их российской стоимости. Вот бы эту задачку с отрицательной добавленной стоимостью и положительной прибылью, предложить на аттестации ведущим экономистам Правительства...

Вот и мы постоянно задумаемся над этими не сложными для нас вопросами. И частенько знаем на них правильный ответ. Да пребудут к нам новые космические инновации! Ведь «эффективным менеджерам» не до того.

И пожелаем большому другу нашего Клуба выпускников МАИ Паше Виноградову с его коллегами и оставшейся уже не армией, а горсткой инженеров и ученых высоко держать знамя российской космонавтики!

Мы в вас верим, мужики! Нам еще нужны ваши-наши победы. Удачи!

Март, 2013г.
Г. Ф. Артамонов


Контакты


+7 499 158-44-54

Москва,
ул. Дубосековская, д. 5,
(6 корпус студгородка)
mail@clubmai.ru

Задачи клуба


Сделать МАИ – модным!
Вернуть романтику неба!
Поднять статус «студента МАИ»!
Показать перспективы студента МАИ
Создание площадки для общения выпускников МАИ.

Молодежный проект: фестиваль
«МАЙский ВЗЛЁТ»


Призван, показать престижность инженерного образования.




©2001-2014, «Клуб выпускников МАИ»
Некоммерческое партнерство

тел./факс:+7 499 158-44-54
mail@clubmai.ru
 
главная
 
члены клуба
 
вступить в клуб